.

Сб09232017

В МолдовеПт, 22 Сен 2017 8am

Back Вы здесь: Новости Статьи Зарубежье Румыния против Украины: сценарии вооруженного конфликта


Румыния против Украины: сценарии вооруженного конфликта

Румыния против Украины: сценарии вооруженного конфликта

Говоря о возможном конфликте Украины с Румынией, едва ли имеет смысл рассматривать вариант начала полномасштабной войны из цикла «Киев бомбили, нам сообщили, что началася война». С другой стороны, к полномасштабному вооруженному противостоянию Румынии с Украиной различной интенсивности может привести военный (локальный) конфликт, который может начаться по различным сценариям.

Мы видим три таких сценария конфликта, исходящие из основных военно-политических противоречий между Украиной и Румынией. Сценарий первый: военно-морской. Возникает вокруг разработки Румынией шельфа Черного моря о. Змеиный, либо же проводится параллельно с сухопутной операцией.

В частности, по поводу о.Змеиный. Как известно, в 2009 году Международный суд ООН принял решение, что остров Змеиный не может считаться частью прибрежной линии Украины при определении срединной линии при делимитации континентального шельфа и исключительной экономической зоны. Таким образом, румынской стороне отошло 79,34% спорных территорий в Черном море (кстати, эксперты прогнозировали как результат этой ситуации выигрыш Румынией конфликта вокруг судоходства по Дунаю, а также усиление румынских интересов в Черновицкой и Одесской областях). Добавим, что на данный момент в украинской акватории Черного моря выявлено 109 перспективных месторождений энергоносителей, общие запасы которых оцениваются в более чем 1,5 млрд. тонн условного топлива. Разведанность ресурсов, по различным оценкам, не превышает 5% от всех запасов, а коэффициент достоверности геологоразведочных работ достигает 0,5-0,6, - полномасштабные работы близ острова Змеиный не проводились из-за территориальных споров с Румынией.

В то же время, Румынии досталась часть шельфа, где разработку месторождений необходимо проводить на значительной глубине, что резко удорожает работы. Не исключено, что в ходе таких работ румынская сторона «заходит» на украинскую территорию, где и проводит дальнейшую разработку месторождений. Это в конечном итоге приводит к силовому противостоянию в Черном море с участием ВМС двух стран.

Второй вариант – при перерастании локального «сухопутного» конфликта в полномасштабную войну с участием двух стран, боевые действия переходят и на море.

Сравнивая ВМС Украины и Румынии, стоит отметить такие основные моменты:

1) украинские ВМС многочисленнее по количеству вымпелов (26 против 14), но проигрывают по числу ударных кораблей (в румынских ВМС – их 7, т.е. половина от общей численности, в ВМСУ – всего 4 единицы), и в итоге – по огневой мощи (в разы).

Плюс ВМСУ – это бессистемная группировка кораблей, способность ее к выполнению единых задач, - сомнительна.

Плюс, и это главное, МО Украины официально признает, что на сегодня боеспособны всего 7% (!) кораблей и судов обеспечения ВМСУ («Белая книга – 2010. Вооруженные силы Украины», раздел I);

2) у Румынии есть подводный флот, пусть и в виде одной ПЛ, у Украины – нет;

3) боевые корабли ВМС Румынии практически не имеют приемлемой противовоздушной обороны, в отличие от основных сил ВМСУ. Таким образом, румынский флот можно уничтожить с помощью авиации, но здесь у Украины свои проблемы (см. ниже);

4) Румыния имеет флотилию на Дунае, что выгодно отличает ее от Украины. Эти силы хотя и не впечатляют мощью, но способны ощутимо поддержать наземную группировку в случае агрессии с пересечением Дуная, - на первом ее этапе.

Стоит заметить, что «военно-морской» сценарий румынской агрессии в последнее время нашел место в различных обсуждениях интернет-сообществом разных сценариев возможного конфликта. Но мы бы не делали ставку на этот вариант, - он интересен с точки зрения сугубо теоретического обсуждения вопроса, «кто сильнее» на море, но едва ли реализуем практически. По одной простой причине: существенная часть надводных сил и командование ВМС ВС Украины дислоцированы в Севастополе. Это означает, что румыны при попытке их уничтожить неминуемо нанесут удар «заодно» и по Черноморскому флоту Российской Федерации, втянув в конфликт Россию, и сделав его, таким образом, бесперспективным для Румынии.

Для Румынии было бы с военно-политической точки зрения логичнее продемонстрировать угрозу Крыму и Севастополю, не доводя дело «до крайности», т.е. не нанося удары по российским войскам. Это могло бы спровоцировать Россию под обкатываемой ею нынче формулировкой «защиты своих граждан» взять контроль над Крымом, усугубив положение Украины. Таким образом, для Бухареста есть смысл рассматривать исключительно возможность сухопутной операции. В то же время, ВМС обеих сторон могут выполнять второстепенные задачи.

Однако возможны столкновения кораблей ВМС двух стран в Черном море в первом варианте данного сценария. Но в данном случае без мощной авиационной поддержки ВМС Украины не имеют больших шансов против обладающих значительным ударным потенциалом ВМС Румынии. В то же время, Украина может использовать и силы Морского центра спецназначения ВМС ВС Украины в Очакове (быв. 73-й морской центр) для проведения диверсионных операций.

Сценарий второй: «Дунайский». Повод для этого сценария - территориальный спор вокруг принадлежности пяти островов (в первую очередь - островов Майкан и Лимба) на реке Дунай. На данное время строительные работы на Георгиевском канале (Румыния) изменили фарватер Дуная, что сделало возможным судоходство между островом Майкан и украинским берегом (ранее этот путь проходил с румынской стороны). На этом основании Румыния предлагает сдвинуть госграницу к украинской территории.

Ситуация усугубляется жесткой конкуренцией между украинским глубоководным судовым ходом (ГСХ) «Дунай – Черное море» и румынским Сулинским каналом. Факт в том, что украинский проект отобрал у Румынии около 70% финансовой прибыли, которую она раньше получала от прохода транспортных речных суден через румынские протоки Дуная. Вместе с различными жалобами на Украину в международные организации (комитет Эспоо), румынская сторона на протяжении последнего времени допускает прямые агрессивные действия – например, когда румынский плавучий экскаватор вдруг вторгается в украинские территориальные воды, высыпая ковш песка на подходах к украинскому каналу.

В то же время, вторжение румынских войск через Дунай (при поддержке Дунайской флотилии) в Одесскую область представляется не самым удачным вариантом для румын, - по крайней мере, пока Молдова не входит в состав Румынии. Оперативного простора на линии Рени-Измаил-Вилково и дальнейшим выходом на Болград и далее на Арциз (учитывая характер местности и необходимость форсирования Дуная), явно маловато для оперативного развертывания румынской группировки. Которой, правда, на украинской территории будет противостоять, в случае внезапности нападения, всего одна механизированная бригада 6-го армейского корпуса Сухопутных войск ВС Украины.

Можно допустить вариант вторжения на этом направлении, проходящего параллельно с боевыми действиями в Северной Буковине. Но это также маловероятно, учитывая малочисленность ВС Румынии. Скорее, в «дунайском» сценарии речь может идти лишь о пограничных стычках.

Сценарий третий: «Буковинский». Самый реальный вариант начала вооруженного конфликта между Украиной и Румынией. Состоит в присоединении к территории Румынии вместе с Бессарабией и части Буковины – современной украинской Черновицкой области.

Как известно, в 1993 году МИД Румынии направил Киеву ноту, которой объявил неправомерным Договор о режиме советско-румынской государственной границы от 1967 года, а затем, в 1994 году, Бухарест и денонсировал этот договор. С тех пор де-факто Румыния не признает послевоенного раздела Европы, претендуя в т.ч. и на украинские территории. Хотя в 2003 году Украина подписала с Румынией базовый договор о режиме украинско-румынской государственной границы, сотрудничестве и взаимопомощи по пограничным вопросам, которым подтверждена линия государственной границы, определенная в 1961 году (это открыло Румынии дорогу в НАТО и ЕС). Договор подписан на 10 лет, т.е. до 2013 года, с правом последующей пролонгации каждые 5 лет. Однако на сегодня мы слышим от высшего руководства Румынии заявления, прямо противоречащие содержанию этого документа.

Сценарий румынской агрессии с вторжением в Северную Буковину состоит из двух этапов: подготовительного и военного. Подготовительный этап проходит в настоящее время. Он состоит в озвучивании высшим румынским руководством территориальных претензий к соседним государствам, с целью реализации проекта «Великая Румыния». Параллельно происходит массовая раздача румынских паспортов гражданам на территориях, на которые претендует Бухарест.

Законодательные предпосылки для эффективности процесса созданы Бухарестом более чем благоприятные. В конце 2009 года парламент Румынии принял новую редакцию закона о гражданстве, в которой упрощен порядок предоставления гражданства для жителей соседней Молдавии и Украины. В частности, статья 37 этого закона гласит: «Иностранные граждане и лица без гражданства, которые были лишены румынского гражданства до 22 декабря 1989 года по разным, независимым от них причинам, а также их потомки, имеют право на возвращение гражданства Румынии». Т.е., согласно этому положению, получить румынское гражданство имеют право все жители Черновицкой области до Днестра, чьи родители (или бабушки-дедушки) до 28 июня 1940 года проживали в этой местности и были гражданами Румынии.

Заметим: по некоторым данным украинских госструктур, бум на румынское гражданство в регионе прошел еще в начале 2000-х гг, сейчас же смягчение условий провоцирует его повторение (стимул здесь понятен: паспорт Румынии как члена ЕС дает возможность свободно передвигаться по Европе, что делает его желанным даже для тех граждан Украины, кто и близко себя не мнит румыном, и не чувствует никакого культурного единения с «исторической родиной»). Кроме того, число членов комиссии дирекции выдачи гражданства, рассматривающих заявки на получение румынского паспорта, с 2010 года было увеличено с восьми до пятнадцати, что должно повысить скорость рассмотрения заявок, также для этого открыты и дополнительные филиалы дирекции в восточных районах Румынии.

Говорить о конкретных результатах этого процесса проблематично: количество розданных на украинской территории румынских паспортов не укажет никто. Румынская сторона на 2010 год признала раздачу не более 4 тыс паспортов, в СМИ со ссылкой на «непубличные» данные СБУ называлась цифра более 50 тыс (непонятно, что значит «более» - и 150 тыс, и 250 тыс, и другие большие цифры подходят под это определение). В реальности это означает, что Киев даже приблизительно не знает, с проблемой какого именно масштаба имеет дело. А потому прозрение в итоге грозит быть весьма неприятным.

Таким образом, создаются условия для вторжения румынских войск на «свою» территорию (заметим, населенную неизвестным количеством граждан Румынии, которые на фоне украинской кризисной действительности вполне способны поддержать «оккупантов»). При этом фактически для захвата Черновицкой области вполне достаточно минимальной войсковой сухопутной группировки при условности скрытности ее сосредоточения в приграничных районах и внезапности вторжения.

При этом заметим: за все годы независимости Украины не известны случаи оперативной переброски украинских войск в приграничные районы в случае скопления войск любой соседней страны близ границ (например, в ходе учений, либо же без формального предлога – а такие случаи были даже в течение последних лет). Можно делать выводы, может ли Румыния сосредоточить войсковую группировку для вторжения в Северную Буковину с тем, чтобы Украина не приняла предупреждающих мер.

Между тем, анализ показывает, что на фоне отсутствия войск с украинской стороны румыны могут взять под контроль территорию, на которую претендуют, с помощью, например, всего лишь такого комплекта войск (указаны старые наименования):

- 313-й разведывательный батальон;

- 1-я механизированная бригада "Argedava";

- 2-я пехотная оперативная бригада "Rovine";

- отдельные артиллерийские дивизионы;

- 53-й смешанный зенитно-ракетный полк "Trophaeum Traiani".

Понятно, при поддержке армейской авиации.

Удар, очевидно, стоит наносить непосредственно на Черновцы. Западнее расположены Карпаты, для действий в которых в составе ВС Румынии есть отдельные горнострелковые батальоны и горнострелковая оперативная бригада "Sarmizegetusa" со штабом в Брашове, но действовать с гор (пусть и не самых труднопроходимых) на равнину едва ли разумно – возникает вопрос переброски тяжелых вооружений и организации снабжения.

С украинской стороны румынской группировке будет противостоять ОДИН отдельный механизированный полк 13-го армейского корпуса, дислоцированный в этом районе (ну и плюс подразделения Погранвойск, вооруженные легкими стрелковыми вооружениями). С маленьким уточнением: румынские войска – а это контрактные военнослужащие (Румыния отказалась от призыва в 2007 году) - подготовлены по стандартам НАТО, на фоне украинских войск, укомплектованных солдатами-срочниками, с сомнительным уровнем боевой подготовки.

Насколько оперативно сможет среагировать украинская военная авиация, насколько она сможет эффективно действовать в условиях противодействия не впечатляющей по вооружению, но неплохо подготовленной румынской ПВО, и, самое главное, какие именно боевые задачи сможет выполнять в противодействии румынскому сценарию, - также большой вопрос.

Таким образом, взять в ходе внезапного вооруженного вторжения под контроль Черновицкую область румынам едва ли будет сложно. Вопрос в том, как дальше поведет себя высшее военное руководство Украины.

Если оно перейдет к дипломатическому варианту решения конфликта, войну можно считать для Украины проигранной. Румынии будет легко провести в экстренном режиме референдум на захваченной территории, и предоставить миру результаты не в пользу Украины. Дальше не признавать законность перехода Северной Буковины в состав Румынии может кто угодно, и как угодно долго – де-факто это будет румынская территория, которую мирным путем Бухарест не отдаст никогда.

При этом так называемое «международное сообщество» будет всячески призывать стороны решить ситуацию «мирным путем». И эти призывы вполне устроят Румынию, которая их может игнорировать при том, что они будут связывать Украину. Ведь в этом случае выбивать агрессора с оккупированной (а после референдума – уже просто «спорной») территории будет означать для Киева – нападать. И эта позиция будет никак не в пользу Украине.

Если же Киев решится на отражение агрессии, то у него теоретически есть шансы выбить румынские войска с украинской территории. Но – чисто теоретически. Поскольку вызывают определенные сомнения профессиональные навыки личного состава частей и подразделений, на которые украинское командование может делать ставку при проведении подобной операции (это в первую очередь, понятно, части и подразделения 13-го армейского корпуса, армейской авиации, ВВС, и аэромобильные и воздушно-десантные подразделения 6-го и 8-го АК).

При этом стоит учесть важную деталь – способность Вооруженных сил Украины к оперативной переброске войск в район конфликта. А эта способность вкупе с возможностями организовать в боевых условиях обеспечение своих частей и подразделений также под немалым сомнением (грандиозные шоу вроде комплексных учений «Взаимодействие-2010» в прошлом году не должны особо обнадеживать – они предварительно готовились месяцами). Таким образом, если Украина решится на отражение агрессии, скорее всего, это будет выглядеть не как быстротекущий конфликт, а состоящий из этапов:
Вторжение румынских войск и взятие под контроль украинской части Буковины, организация обороны;
Переброска частей и подразделений ВСУ в район конфликта;
Начало украинской войсковой группировкой операции с целью выбить румынские войска за госграницу. (При этом вариант перехода боевых действий на румынскую территорию едва ли стоит рассматривать – у Украины не хватит резервов для ведения затяжного конфликта на фоне отсутствия возможности нанесения мощных ракетных и авиаударов по румынской инфраструктуре и коммуникациям.)

Это не самый удачный для Украины вариант, - как раз по указанной выше причине (возможность для Румынии провести некоторые мероприятия на оккупированной территории, и реакция «международного сообщества» с призывами разрешить ситуацию без применения силы). А потому вывод один: предсказать результат подобного конфликта весьма проблематично, даже если украинское военно-политическое руководство будет стремиться наказать агрессора с применением ВСУ.

Дмитрий Тымчук, руководитель Центра военно-политических исследований для Академии безопасности открытого общества 

Loading...

Обсуждение:

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить